Наши книги

Тора о любви. Остров и пламя

О различиях и единстве мужского и женского начала. О том, как понять себя и стать цельным. Как совершенствовать в себе образ Вс-вышнего и помогать в этом людям.

Кабала о счастливом браке.

Что тебе надо знать до знакомства и брака
Книга поднимает редко обсуждаеиые вопросы личного роста, психологии, любви иеврейского закона. Автор делится проверенной временем мудростью об отношениях мужчины и женщины и представляет современный взгляд на эту сложную и меняющуюся сферу жизни.

КРАСОТА СНА

Этот кабалистический комментарий к недельному разделу Вайеце из готовящейся к изданию второй части серии «Тора о любви» раскрывает глубинную суть возвышенной любви и интимной связи мужа и жены, источник которой в отношениях Творца с творением и избранным народом.

Рав Матис Вайнберг

Вайеце (и вышел) праотец Яаков из Беер-Шевы к Лавану, брату своей матери Ривки, чтобы найти в его семье себе невесту. Стемнело в дороге, он лег и заснул. И увидел: лестницу, стоящую на земле, с вершиной, которая уходит в небо, а по ней поднимаются и спускаются ангелы .
В связи с пребыванием Яакова у Лавана и его возвращением возникает вопрос. Как двадцать лет проживания вдали от дома сделали из Яакова, названного вначале «простым», потому что «сердце его было с устами» (он не мог обманывать), человека, способного противостоять коварному и могучему воину Эсаву?
Ответ: по сути, все преображение произошло за одну ночь, когда он только направлялся к Лавану.
До этого, оставив отчий дом, рассказывает мидраш, он четырнадцать лет, провел в ешиве Эвера, потомка Шема, где, не смыкая глаз, изучал путь Творца.
Разбирая описание Торы «И в том месте заночевал он, потому что солнце зашло» , Раши говорит: надо бы сказать сначала о тьме, но этот порядок указывает, что тьма наступила, чтобы он заночевал именно там».
Яаков должен был заснуть на Месте, где впоследствии будет построен Иерусалимский Храм.
Написано: «Яаков закончил молитву и хотел продолжить путь. Но сказал Творец: неужели придет цадик в мою гостиницу и не останется ночевать? Тогда зашло солнце» .
Но с каких пор Храм называется отелем? Разве не запрещено даже входить в него по мирским делам, не то что спать там? Ангелы, которые пришли к Яакову во сне и обнаружили его спящим на этом самом святом в мире месте, вряд ли, были этому рады:
Ангелы Божьи поднимались и спускались (28:12) –
«хотели причинить Яакову вред» (там же).
Яаков и сам пробуждается в ужасе, осознав, где спал: «Истинно, Бог в этом месте, а я и не знал» (28:16).
Он постигает, что это место – центр отношений человека с Творцом: «Испугался он и сказал: «Как страшно это место – это дом Бога и врата на Небо!» (28:17).
Почему Богу было так важно, чтобы Яаков лег спать – не сознавая этого – в таком потрясающем месте, если даже сам Яаков ощущал это как святотатство?
Может быть, спросить самого Яакова, потому что после всех этих потрясающих событий, он совершил нечто совершенно неожиданное: снова лег спать! После того пробуждения от видения среди ночи, он просыпается снова и…
Рано утром Яаков проснулся, взял камень, который положил под голову…и сказал: «Пусть этот камень, который я ставлю как памятник, станет Храмом Бога» (28:18,22).
Ночное видение изменило его восприятие «Дома Бога», он понял, что это действительно должна быть… гостиница.
Храм, в основание которого Яаков заложил тогда камень, станет в будущем называться «Местом Покоя».
Ты еще не пришел на покой …
«Это относится к Иерусалиму (Храму), как сказано: «Бог избрал Цион... Это Мое место покоя навеки» .
Каждому паломнику, который посещает Место Покоя в ежегодные праздники, нельзя возвратиться домой, пока не проведет ночь в Иерусалиме.
«Как праздник Песах требует, чтобы остались переночевать, так и Суккот... как сказано: Можешь вернуться утром и пойти назад в свои шатры» . Этот сон – ключ к преображению Яакова, источник его новых благословений и новых сил. Этой ночью вся земля Израиля была дана ему в дар, сложена ему под голову, как подушка спящему ребенку. Яаков получает во сне бесценный дар, который не обрел ни один из праотцев до него.
Аврааму Бог сказал только: «Встань и пройди по этой земле вдоль и поперек, ибо дам ее тебе» .
Ицхаку: «Тебе и детям твоим Я дам всю эту землю» .
И только Яакову обещал: «И ты распространишься на запад и на восток, на север и на юг...» .
После этого сна Яаков встает обновленный, уверенный в будущем, с новым видением, наполненный безграничной энергией, готовый с этого момента исполнить все, что ему предназначено.
И поднялся Яаков на ноги .
Сердце подняло его, он стал «светом на ногах» (Раши).
Это был сладкий сон, который проложил путь к Храму и спас его от Эсава и Лавана.
Тогда можешь идти в безопасности, не споткнется твоя нога: И ложиться не будет страшно – когда ляжешь, будет сладок твой сон!
Это относится к Яакову ...
Яков научился теперь прикасаться к первичному циклу жизни, который отражается на столь многих уровнях. Наши циклические ритмы пробуждения/сна связаны с вращением планеты, ежегодной сменой весны/осени, рождением и смертью – все это связано с работой/покоем самого Творения.
И завершены были небо и земля, и все, что в них. Прекратил Творец в седьмой день работу, которую делал, и отдыхал в тот день от всей работы, что совершил. И благословил Бог седьмой день и сделал его святым .
«Покой» здесь не просто прекращение работы. Это основополагающий элемент Творения – по крайней мере, не менее важный, чем все остальное, что Он создал. Покой был создан в седьмой день как необходимый элемент акта творения:
И завершил Бог в седьмой день всю работу, которую сделал...
Чего не хватало (после шести дней творения)? Покоя! Пришел шабат – пришел покой – и тогда была завершена «работа» (Раши).
Покой – единственное основание святости седьмого дня! Значит, есть святость в покое. Яков был праотцем, узнавшим святость покоя, который ассоциируется с Домом Бога, Его «местом покоя».
Многие народы придут и скажут: пойдем, поднимемся к дому Бога Яакова ...
Имя праотца Яакова стало навечно связанным с покоем в День Покоя. Сладкий сон, который он открыл на этом Месте, – часть наслаждения и святости Субботы.
Не упускайте возможности вздремнуть в шабат – это часть наслаждения субботой .
Ибо сон – первое выражение святости.
Святость – функция особой связи, глубоких отношений. Святость в творении исходит ото дня, в который Творец отдыхал, потому что в этот день Его и творение связывают более глубокие отношения. Если бы сон был лишь прекращением, отстранением от работы, присутствие Бога было слабее в этот день. Но отдых, особенно сон, подразумевают открытость отношениям, которые больше не требуют творения, рвения, работы, проявления. Когда люди буквально «спят вместе» – это не просто эвфемизм, а важнейший аспект интимности, во многом, более глубокой, чем просто физическое взаимодействие.
Когда мы преклоняем голову, чтобы заснуть, мы никогда не спим одни. «Сладость» сна – его безопасность, безмятежность, когда не надо ничего создавать, больше ничего в жизни не надо делать, только принимать, получать. Как будто ложиться в руки матери-земли, а, если удостоимся, и в руки самой Шхины (явления Творца): «когда ляжешь, будет сладок твой сон».
Когда Бог покоился в шабат, Он открыл Свои объятия творению, превратив его из безжизненного изделия, статуи, в возлюбленную. Яаков и его дети, народ Израиля, воплощают эту любовь:
Суббота предстала пред Творцом и сказала: «Владыка вселенной, всем ты дал пару, кроме меня!»
Сказал ей Святой: «тебе будет парой Израиль ».
Когда Яаков заснул на этом Месте, он спал не один. Не бывало сна слаще, ничей сон еще не касался столь глубокой сути обладания. Яаков открыл, что творение должно быть глубинным источником контакта с Творцом. Вот почему мы учим из сна Яакова на этом Месте, как люди должны спать, когда хотят быть вместе.
И наткнулся он на это место – прикоснулся (ощутимо) к нему, прежде всего. – Нехорошо жениху сразу входить к невесте, пока мягко с ней не поговорил, тогда только пусть «останется на ночь». Почему написано «ибо зашло солнце» – ки ва ашемеш? Не читай ки ва, а читай кива – Он «погасил» солнце. Отсюда учим: когда собирается уединиться ночью с женой, пусть погасит огни. Только тогда Яаков «лег спать на этом месте» .
Ибо то Место должно было навечно стать «спальней» Творения.
Прекрасен ты, мой возлюбленный... и свежа наша постель .
Мишкан (Святилище в пустыне) назван «ложем» – как в стихе: «Вот ложе Шломо ».
И Бейт аМикдаш (Храм в Иерусалиме) назван «ложе» – как сказано о Йоаше: «В спальне... внутри Дома Бога ».
Когда Яаков спал на этом Месте, он стал «светом на ногах» – смог увидеть в творении то, что не видел прежде. Бесконечно далекое, безнадежно недостижимое стало частью дороги домой. Он увидел мир как громадную гостиницу, где в каждое мгновение есть место для каждого. Гостиницу, начинающуюся с этого Места, основополагающего и интимного, глубочайшего Места Покоя.
Как сон в шабат дает силы и оправдывает шесть дней, ты будешь трудиться и делать всякую творческую работу . Сон сделал Яакова способным всю душу и сердце вкладывать в каждое мгновение жизни.
Сладок сон труженика .
Этот сладкий сон позволил Яакову увидеть двадцать лет, проведенные у Лавана, как один день, полный творчества и жизни – далеко не сна!
И спал он в том месте...
В том месте спал, а двадцать лет у Лавана не спал .
С того момента духовное состояние Яакова находило у него прямое выражение в материальном плане. Радость и любовь наполняли его, и тело отвечало им.
И когда Яаков увидел Рахель... подошел и отодвинул этот камень с колодца .
И материальный мир отвечал Яакову. Даже камни, которые он положил в изголовье, хотели быть с ним, с ним спать!
Сказано: «И взял он камней с этого места» (28:11). А потом: «И взял камень, который положил себе под голову» (28:16).
Значит, все камни собрались в одно место и стали спорить: «Пусть праведник положит на меня голову!» И все слились в один .